Солдаты нашего времени

12.10.18 | 13:24
Поделиться ссылкой:  

Война на Донбассе перевернула жизнь наших героев с ног на голову. Они не хотят надолго возвращаться домой, их тянет в окопы.



Они не представляют своей жизни без свиста пуль, в то время когда ровесники делают селфи в клубах и на курортах. Им привычны серые будни на фронте и непонятны шумные праздники на гражданке.

Но почему они вновь и вновь возвращаются туда, откуда большинство людей старается бежать подальше? А, может, война – это не только слёзы, жестокость и смерть?

Накануне Дня защитника Украины 14 октября «Бердянские ведомости» собрали искренние истории местных парней, которые рассказали о новом смысле своей новой жизни.


Дмитрий Капустин: «Война заставила поменять фотоаппарат на автомат»
Весна 2014-го никого не оставила равнодушным в Украине. Из-за вторжения российских войск на территорию Крыма и Донбасса нужно было принимать срочные решения – и правительству в целом, и каждому гражданину в отдельности. Телеоператор и фотограф Дмитрий Капустин, как и многие мужчины, понял, что должен внести свой вклад в восстановление мира. И отправился на войну.

- Я пришёл в военкомат призваться добровольцем, ведь после 35 лет уже не брали, - вспоминает Дмитрий. – Ходил туда три раза, настаивал. Хотел вступить в ряды 79-й отдельной десантно-штурмовой бригады. А когда уже и сумку собрал, мне сообщили, что бригада набрана. Через два дня позвонили из военкомата и сказали явиться – в первую волну мобилизации я попал в пограничные войска. Мы (13 бердянцев, среди которых Алексей Пшеничный и Сергей Колмогоров) напросились на Чонгар в Генической области – в самую горячую точку на тот момент. Это небольшое селение стало приграничным пунктом и первым рубежом на пути оккупационных войск.

Напряжение зашкаливало. Риск и опасность стали неотъемлемой частью службы. Наверное, поэтому во время первых отпусков (в 2014-2015 гг.) сержанту Капустину было странно наблюдать диссонанс между тем, через что он прошёл на службе, и реальным отношением общества к событиям на востоке Украины.

- Когда в стране идут ожесточённые боевые действия и ты приезжаешь из окопов – весь грязный и замученный, – чтобы отоспаться и опять уехать назад... Стоишь на автовокзале… На улице тёплая пора года. Мимо ходят парни в обнимку с девушками и стаканчиками пива… Они гуляют, расслабляются и смеются, а ты, с мешками и сумками, ждёшь автобус, чтобы отправиться на выполнение опасного задания… Тогда это был шок. Сегодня я понимаю, что у каждого своя дорога.

Пожалуй, именно такое философское отношение к происходящему и помогает военным удерживать душевное равновесие. Ведь, как утверждают психологи, проблема солдат всего мира одинакова: вернувшись домой после военных действий, они тяжело адаптируются к ранее привычной мирной жизни, поэтому многие начинают злоупотреблять алкоголем, впадают в депрессию, некоторые доходят до суицида. А кто-то возвращается обратно, на фронт. Именно там всё понятнее: вдали – враг, а рядом – друг.

- Не хочу никого осуждать за его выбор, осознанный или неосознанный. Я свой выбор сделал, - отметил Дмитрий Капустин. - Сейчас служу в формировании, выполняющем правоохранительные функции. У нас специфические задачи: начиная от охраны общественного порядка, заканчивая ликвидацией вооруженных конфликтов.

Считаю, что, пока ситуация в стране не стабилизировалась – мы не победили и не проиграли, – нужно выполнять свои военные задачи. А что будет после… Не знаю, я ведь на гражданке был оператором и фотографом. Война заставила поменять фотоаппарат на автомат. Кстати, я сегодня хорошо стреляю, наверное, потому, что раньше хорошо снимал и фотографировал. Рука не дрожит, прицел точный (смеётся).

Дмитрий с теплотой отзывается о сослуживцах, с которыми прошёл не одно испытание, и о людях, которые передают на фронт всё необходимое для тела и души.

«С началом «братской» агрессии и первой мобилизацией нам присылали очень много поделок, рисунков, иконок и талисманов. Часть сохранилась и лежит теперь дома, а есть те, знаковые, которые со мной теперь всегда. С весны 14-го» - пишет Дмитрий в «Фейсбуке».

Один из таких талисманов – ящерица из бисера, которую сплела и передала на фронт незнакомая девушка из Киева. Эта ящерица (или крокодил) символично охраняет солдата все четыре года войны. Войны, которая разделила его жизнь на «до» и «после».


Алексей Омельченко: «Это не зависимость от войны, а твёрдое решение – быть военным…»

Летом 2014-го, сразу после окончания института физико-математического и технологического образования Бердянского педуниверситета, 22-летний Алексей Омельченко огорошил семью решением служить в зоне АТО. Мама с бабушкой мечтали о хорошей работе для него, но все уговоры оказались тщетными.

- Я решил, что должен участвовать в защите страны, потому что на фронте находятся такие же парни, как и я – ничем не хуже и ничем не лучше, - считает Алексей. - Они тоже хотят создать семью и достичь благополучия. Но сначала надо освободить страну, а потом уже думать об остальном.

И Алексей поехал в Киев. Изначально попал в добровольческий батальон ОУН («Об’єднання українських націоналістів»), позже прошёл учебку в Нежине и вместе с группой выдвинулся в зону АТО.

- Моя служба началась 24 августа 2014 года, - вспоминает Алексей. – После распределения нас вывезли в Пески, где мы и заняли свои позиции. Первый бой произошёл в конце августа. Самый страшный, потому что самый первый… Как шутят солдаты: «Не боится либо дурак, либо мёртвый дурак». Любому нормальному человеку страшно перед боем, тем более что до этого я никогда не участвовал в военных действиях. В такие моменты и маму вспоминаешь, и дом родной, и «Отче наш…». И думаешь, хоть бы до утра дожить.

С каждым новым боем опыт увеличивался и оттачивалось мастерство солдата. Парень уже понимал, что делать, адекватно оценивал угрозу, слышал, куда летит снаряд. Хотя, как говорят сами военные, свою пулю никогда не услышишь…

За время службы Алексей участвовал во множестве боёв, потому что практически каждую ночь приходилось воевать. Сейчас он служит в составе 93-й отдельной механизированной бригады, расположенной в посёлке городского типа Черкасское.

- После напряжённых боёв меня успокаивает сон и телефонные разговоры с родными, - признаётся Алексей. - Тебя услышали, ты услышал – и немного легче становится.

Сразу после ухода Алексея на фронт его мама Анетта Ивановна – преподаватель БГПУ – не смогла оставаться в стороне и начала заниматься волонтёрством. Вместе с единомышленниками – волонтерской группой БГПУ «Наши Атланты» – она активно помогает не только сыну и его соратникам, но и другим украинским воинам, которые служат на Донбассе.

- Сначала у меня было чувство вины из-за того, что я втянул маму во всё это, - говорит Алексей. - Я периодически с ней ругался и возмущался по поводу того, что она регулярно ездит в опасные зоны. Но мама говорит: «Там тоже мои детки служат…» И её не переубедить. Если скажут – надо, она в любое время дня и ночи сядет и поедет.

Время от времени мама и сын пересекаются в зоне ООС (операции объединённых сил), а его соратники с нетерпением ждут приезда мамы Анетты, которая всегда привозит что-то вкусненькое.

Когда в первый раз Алексей вернулся на гражданку, ему странно было видеть таких же ребят, как и он, которые не осознают того, что происходит рядом с Бердянском.

- В тот момент у меня произошла небольшая смена ценностей, - рассказывает Алексей. - С некоторыми людьми я перестал общаться, потому что не видел в этом смысла. Потом я привык и понял, что все люди разные и у каждого свои ценности в жизни. Сейчас я пришёл к тому, что каждый должен выполнять свою работу: кто-то должен лечить людей, кто-то должен печь хлеб, а кто-то должен защищать Родину. А для себя принял решение, что хочу быть военным. Считаю, что даже после войны мы должны укреплять свою мощь. И пока молоды, мы должны строить и развивать новую украинскую армию. И это не зависимость от войны, а твёрдое решение – быть военным.


Сергей Колмогоров: «Возможно, когда-то мне всё надоест, и я осуществлю свою давнюю мечту…»

Сергей Колмогоров пошёл добровольцем на фронт в 2014-м втайне от семьи.

– Меня с пяти лет готовили к армии, чтобы был военным, как дед, постепенно я привык к этой мысли, - вспоминает Сергей. - Я даже подавал документы в Одесский институт сухопутных войск, но в 90-е годы процветало взяточничество, а у родителей не нашлось столько денег, сколько у нас затребовали. По образованию я столяр-мебельщик. После службы в армии работал столяром, слесарем и строителем. Потом поступил в 55-ю Запорожскую артиллерийскую дивизию и в 2004-2005 годах служил в Ираке по контракту. Затем была служба в морской пехоте. И, наконец, на Донбассе (в селе Шевченко Тельмановского района) в погранвойсках.

В прошлом году имя Сергея Колмогорова узнала вся страна, потому что его история стала показательной для нынешней войны. Напомним, что в 2014 году Сергея приговорили к 13 годам лишения свободы по обвинению в умышленном убийстве гражданского и превышении служебных полномочий в Мариуполе. Обвиняемый и его единомышленники утверждают, что он, вместе с сослуживцами, выполнял приказ командира. В прошлом году благодаря широкому общественному резонансу на эту историю обратили внимание высокопоставленные лица и Верховный Главнокомандующий Украины Пётр Порошенко. Парня освободили из-под стражи в зале суда, но окончательное решение по делу ещё вынесет суд.

Вернувшись на гражданку, Сергей долго не мог найти себя и принял решение вернуться в привычную для себя обстановку. Он уехал на фронт и продолжил борьбу за целостность Украины уже в рядах морской пехоты. Служит под Мариуполем.

- Самым страшным был бой в начале этого лета, когда нас «разбирали немного» – враги применяли оружие крупных калибров, запрещенное минскими договорённостями, - вспоминает Сергей. – В августе получил осколочное ранение во время обстрела под Павлополем. А вообще тут стреляют постоянно: как только наступает ночь, сепары начинают лупить.

Периодически приезжают в зону ООС артисты и юмористы, которые организовывают концерты для солдат. Такие мероприятия хоть как-то разряжают напряжённую обстановку. Успокаивают и животные: в части, где служит Сергей, живёт кошка с котятами. Они ловят мышей и ластятся к солдатам.

Война изрядно потрепала и изменила солдата. Как минимум, он стал не таким доверчивым, как раньше. Тем не менее службу бросать не собирается.

- Меня всегда тянет на фронт, - признаётся Сергей Колмогоров. – Я тут морально отдыхаю. После ранения не воюю, увлёкся кулинарией и готовлю для ребят различные блюда: плов, оливье, гороховый суп... Тут не в этой войне дело (я же до этого служил в Ираке), а в том, что я привык к такой жизни. Возможно, когда-то мне всё надоест, и я осуществлю свою давнюю мечту – открою в Бердянске столярный цех.



Евгений Глушкин: «Настоящий бой строится на моментах, когда ты чётко видишь, что стреляют в тебя, и ты тогда стреляешь в ответ»

Евгений Глушкин до 2015 года работал за границей в туристической компании, после чего вернулся в Украину и отправился на фронт. Первый раз Евгения отправили в 1-ю танковую бригаду, где он находился во время мобилизации с 2014 по 2015 год. После этого военный полгода находился в 30-й бригаде, и на данный момент уже два года служит в морской пехоте. Евгений Глушкин отправился на войну, потому что боевые действия велись очень близко к его родному городу. Военный просто не хотел, чтобы то, что происходит на востоке Украины, добралось до Бердянска.

– Настоящий бой строится на моментах, когда ты чётко видишь, что стреляют в тебя, и ты тогда стреляешь в ответ, – говорит Евгений. – В зоне АТО так не происходит – там враг стреляет тогда, когда ты этого не видишь. Успокаивать себя в такие моменты не приходится, это просто работа. Ты делаешь то, что должен делать.

Евгений говорит, что в то время, когда батальон находится в зоне АТО, времени для отдыха нет. Когда военный приезжает к семье, в родной город, то воспринимает все немного диковато. Человек, проведя длительное время вдали от города, от цивилизации, в полевых условиях привыкает к войне, а когда приезжает на мирную территорию и наблюдает за размеренным течением жизни – первое время воспринимает все в штыки. Евгений Глушкин во время мобилизации несколько месяцев не видел город, и поэтому возвращаться в Бердянск, даже просто в отпуск, ему было непривычно.

– Когда в этом году по нашим позициям работала артиллерия и минометы – было не страшно, было любопытно, – рассказывает Евгений Глушкин. – Страх приходит потом, когда понимаешь, как близко был к обстрелам. А в тот момент было лишь любопытно. Такой себе азарт от неизвестности того, что произойдёт, и тревога за подчиненных.

Дома Евгения ждет любимая девушка и семья, а у самого солдата большие планы на дальнейшую жизнь за пределами зоны АТО.

– В планах – женитьба, в планах – путешествия по миру, в планах – пойти по стопам ребят из Днепра и Киева и подумать над собственным проектом типа «Пицца Ветерано».

Однако пока Евгений Глушкин не может осуществить свои планы, так как боевые действия по-прежнему близко к дому. А находясь в Бердянске, Евгений постоянно возвращается к мысли о том, что если бы был на фронте, то смог бы помочь кому-то из ребят на передовой.


Олег Егоров: «Когда на твоих глазах погибают люди – это страшно, но со временем уже привыкаешь»[B]

Олег Егоров с 2014 года входил в состав общественной организации «Бердянская самооборона» и занимался волонтёрской деятельностью. Среди своих его называют просто «Петрович». В то время он отправлял на передовую всё самое необходимое – то, что волонтёры могли достать для украинских солдат.

– Много раз ездил в зону АТО, потом стало немного стыдно. Вот война закончится, ребята придут и скажут: «Мы там воевали, а ты где был?», – говорит Олег Петрович. – Понятно, что занимался волонтёрской деятельностью, но в то же время думал, что надо и самому пойти в военкомат.

В 2014 году на базе военного комиссариата формировалась рота территориальной обороны Бердянска, куда и записался Олег Егоров. Он уже числился в роте, состоял в штате, но территориальная оборона так и не сформировалась окончательно, и Олег попросил в военкомате отправить его в армию.

– Приехал в Запорожье, а там спрашивают: «Ты готов взять в руки автомат и завтра пойти воевать?» Я и сказал, что готов, – вспоминает Олег Егоров. – Мне предложили тогда на выбор два батальона – 39-й и 40-й. Когда спросили, в какой пойду, мне было без разницы – я не знал ни тот, ни другой. Знал только, что это те батальоны, которые находятся на первой линии и воюют в настоящий момент.

Олега отправили в 39-й батальон – вот так солдат и попал в Луганскую область. Егорова назначили начальником связи, и по сути он не принимал активного участия в боях. В его обязанности входит обеспечение связи вдоль первой линии. Однако за время службы Олег Петрович неоднократно попадал под обстрелы – и минометные, и артиллерийские, и стрелковые.

– В первый раз нас обстреляли градами ночью под Кряковкой. Я тогда даже испугаться не успел. Ночью стояли вдвоём с товарищем на посту, а тут начали стрелять. Он кричит: «Это нас градами кроют!», дёргает меня, а я падаю на него сверху. Я ещё потом в шутку его спрашиваю: «Не понял, это ты меня спасал или мной прикрывался?» – рассказывает Олег Егоров.

Для Олега Петровича лучший отдых – это поездка домой, отпуск в кругу семьи. Часто вспоминает время, когда они с батальоном стояли полтора года в Авдеевской промзоне в лесу и к ним приехали волонтёры:

– Приятно было просто отдохнуть и расслабиться. Ребята тогда и под гитару пели, и на кобзе играли.

Олег Егоров говорит, что за время службы в зоне АТО уже не представляет дальнейшей жизни на гражданке. Военный был в отпуске в августе, когда ему позвонили и сообщили, что всех, кто подписал контракт до окончания боевых действий, уволят до 26 сентября. В тот момент Олег Петрович очень растерялся, ведь привык к тем людям и к тому, что его окружает последние годы.

– Я говорю командиру, что сейчас из зоны АТО выйдем – напишу рапорт на увольнение, а он в ответ мне: «Нет. Пока я буду командиром батальона, ты будешь у меня начальником связи», – шутит Олег Петрович.

Война сделала Олега Егорова сильнее: «Когда на твоих глазах погибают люди – это страшно, но со временем ты уже привыкаешь, и относишься к таким моментам более жёстко».


Александр Масленников: «А кто, как не мы?»

Александр Масленников начал службу в зоне АТО в 2015 году. В следующем году заключил контракт и попал в 53-ю отдельную механизированную бригаду. Первый бой с участием Александра произошёл в 2016 году. Его тогда после обучения сразу отправили на передовую. Военный плохо помнит события того времени, однако говорит, что попал под обстрел в первый день своего присутствия в зоне АТО.

Через неделю службы Александр Масленников получил первую контузию. В ночь с 11 на 12 июня этого года получил вторую тяжёлую контузию. Александр говорит, что каждый день на передовой очень страшно, бои идут круглосуточно, нервы натянуты до предела:

– Сейчас никто не придерживается мирного договора – ежедневно стреляют, работают артиллерии, но я уже привык к такому.

Александр не привык к спокойной жизни и не представляет дальнейшего будущего на гражданке. До окончания трёхгодичного контракта, который подписал военный, осталось восемь месяцев, после чего Александр планирует оформить новый контракт на такой же срок.

– Вот только в отпуске был в сентябре. Больше недели дома просидеть не могу, – делится Масленников. – Не знаю, как-то тянет всё время назад, на войну. Дома как-то не так. Уже привык там, как-никак третий год служу. В чём-то другом я себя не вижу совсем.

До 37 лет Александр никогда не думал о том, что станет военным и что военный билет получит лишь в 33 года. Теперь такой жизненный ритм стал неотъемлемой частью будней военного:

– А кто, как не мы? Сейчас никто не хочет служить, многие увольняются, никто не хочет продолжать контракт. Такие зарплаты, как 8 тысяч, за то, что мы тут круглосуточно находимся, – уже не деньги.

После того как Александр Масленников отправился на войну, он перестал тесно общаться с близкими и родственниками. Военный привык к той жизни, которой живёт последние годы, и война не отпускает его. Сам Александр говорит, что в сравнении с 2014 и 2018 годами он явно изменился, только в какую сторону – и сам не знает.

Подготовили Алёна Семко и Анастасия Миленко


Наше приложение для iOS

Реклама