Авторская колонка Алексея Уса "Пропавшая магия"

Калинин Алексей

12.11.18 | 10:32
Поделиться ссылкой:  



Совсем недавно я общался со школьницей, которая пишет работу для Малой академии наук Украины, речь в ней идет о фотографии в региональных СМИ. Она задала хороший вопрос: развитие новых технологий и социальных сетей мешает или помогает фотографии?

Я ответил, что скорее помогает, ведь проявить себя могут теперь практически все желающие, но есть и жирный минус – огромное количество фотомусора. Нет, не подумайте, что я говорю о фотографиях плохого качества, с плохо выставленным светом или неудачно подобранным ракурсом. Речь идет о тех снимках, в которых нет души. Фотограф – это ведь творец, практически художник, и в свои произведения он вкладывает смысл, есть задумка, прежде чем нажать на спуск, нужно понять, о чем твоя фотография. И тогда она будет жить. И не важно, это твой первый снимок, или ты посвятил этому делу всю свою жизнь. Если же бездумно щелкать, поворачиваясь из стороны в сторону, то получаются всего лишь отпечатки временного отрезка, часто лишенные смысла. Фотография для меня всегда была магией, искусством, чудом, если хотите. Я объясню, почему.

Наверное, молодые люди, которые сейчас растут в виртуальном пространстве, не совсем понимают, ну, что волшебного в фото. А те, кто помнят, те поймут. Море, песок, жара, год, скажем так, 1985. Мама берет меня за руку и ведет к кораблику, а по факту – к обычной лодке с надстройкой из фанеры, на палубе собака или обезьяна, неважно, они могли там быть даже вдвоем. Тебя ставят, усаживают животное: если обезьяна, то на плечо; если собака – рядом. «Внимание», - говорит фотограф. И нажимает на спуск. В этот момент я всегда думал, примат был достаточно внимателен или опять испортил мне летнее фото? Потом идут долгие дни ожидания и расспросов родителей, когда будет. И вот заветные снимки на руках, получали их тут же, на пляже. Смотрели всей семьей или запечатывали в бумажный конверт и отправляли в какой-то далекий город, где другие родственники или друзья их тоже смотрели и складывали в альбомы, или ставили за стекло в сервант. Эти фото и сейчас у многих дома, и сейчас они, выстоянные и вылежанные, стали еще круче. Это ведь магия.

Потом я стал старше. И мы с пацанами собирались в гараже, который превратили в небольшую фотомастерскую. Красная лампа, проявитель, фиксатор, фотобумага, на которую канючили деньги у родителей, а ее нужно было еще и найти. Но ни одна электронная фотография, даже на мониторе самого крутого гаджета, не сравнится с тем, когда ты бережно в полутьме опускаешь бумажный квадратик в проявитель – и начинается магия. А как тогда относились к каждому кадру – с осторожностью, оценивали, экономили пленку. И всегда в самый неподходящий момент было вот это: «все, пленка закончилась»… Какие мы были смешные на тех фотках, но как же мы гордились, показывая свои первые работы.

Потом пришла эра полуавтоматов. Народ начал снимать много. Это было нетрудно – как говорится, щелк – и готово. Главное – не забыть смотать пленку назад в бобину и отдать на проявку. Потом процесс отбора кадров, фотографы-любители долго разглядывали негативы и выбирали, по их мнению, лучшее, которое часто получалось совсем не тем. Потом приходишь в салон и получаешь конверт с фотками. И прямо на проспекте усаживаешься на скамейку и долго рассматриваешь снимки, бурно обсуждаешь их с друзьями, делишь – кто что заказывал. Пленку старались брать на тридцать шесть кадров, фото с нее делали штук десять. Вот мы в городе; а это день рождения Русика; это наш кот, конечно же, смазанный получился; бабушка; вот наш двор и наша футбольная команда; девочка, которая очень нравилась; и несколько непонятных кадров – это когда только вставил и пробовал, уже снимает или нет, и когда счетчик уже вроде отсчитал, а пленка еще осталась.

Магию стали убивать «полароиды». Хотя ощущение живого фото они сохраняли, и кассеты на них стоили дорого, так что это были скорее предметы роскоши, чем оружие «массового поражения». Тем не менее те, кто постарше, обязательно хоть раз в жизни потрясли фотку, сделанную таким фотоаппаратом. Полароидные фото хранили в альбомах, и считалось, что на свету они со временем пропадут, а они до сих пор есть. С таким фотоаппаратом ходили гордо, снимали мало, но носили часто, чтобы все видели.

И вот сейчас фотографии может сделать каждый, без особых затрат. Сделать и показать огромному количеству незнакомых людей в Интернете. Они оценят, может, лайкнут, а может, какую гадость напишут, но реакция пойдет. И это круто, и на самом деле не важно, какая реакция, важно, что она есть. И фотография живет, - можно сказать, она даже получила второе дыхание. Это главное. Пусть будут: губы уточкой, ковры на заднем плане, котики на окне, диване, в кровати, на руках и деревьях, под елкой, в машине, с ребенком и щенком, пусть будут ноги у бассейнов и моря, девочки с «рабочей стороны лица», мальчики с напуском брутальности, втянутым животом и выпяченной грудью, малыши с сердечками на лице и город, и море, и небо утром и вечером, ночью, с облаками, тучами и без. Если вы так видите – снимайте и снимайтесь. Просто очень прошу, хоть иногда делайте несколько снимков не для того, чтобы показать, а для души. Они будут самыми крутыми, я вас уверяю.


Наше приложение для iOS

Реклама